20:43
МИДИЙНЫЙ КИСЛОТНЫЙ ГИДРОЛИЗАТ (ПРЕПАРАТ МИГИ-К)
МИДИЙНЫЙ КИСЛОТНЫЙ ГИДРОЛИЗАТ (ПРЕПАРАТ МИГИ-К) И ЕГО БИОЛОГИЧЕСКОЕ ДЕЙСТВИЕ
УСПЕХИ СОВРЕМЕННОЙ БИОЛОГИИ
ТОМ 1151995ВЫП. 2
УДК 577.391.591:615.771.8 (с) 1995 г. Е. Н. ГОНЧАРЕНКО, Л. И. ДЕЕВ, Ю. Б. КУДРЯШОВ, И. М. ПАРХОМЕНКО МИДИЙНЫЙ КИСЛОТНЫЙ ГИДРОЛИЗАТ (ПРЕПАРАТ МИГИ-К) И ЕГО БИОЛОГИЧЕСКОЕ ДЕЙСТВИЕ Мидийный кислотный гидролизат (МИГИ-К) — продукт с широким спектром биологического действия. Дана характеристика его химического состава и некоторых физико-химических свойств. Представлены данные о противолучевой эффективности МИГИ-К при действии гамма-, рентгено- и УФ- излучений. Результаты исследований свидетельствуют о принципиальной возможности использовать препарат как средство, способное выводить из организма инкорпорированные радионуклиды. Отмечается его ханцеростатичесхое действие. Полученные данные позволяют отнести препарат к адаптогенам, способным повышать общий уровень резистентности организма. ВВЕДЕНИЕ Поиском средств, способных повышать общую резистентность организма, занимаются многие лаборатории. Это связано не только с проблемой противолучевой защиты организма, но и с усиливающейся угрозой глобального экологиче­ского загрязнения среды обитания. И если для предупреждения вредных последствий воздействия ионизирующей радиации используют, как правило, препараты, эффективные на границе своей токсичности, то вопрос о защите от других экстремальных факторов среды решается с применением более мягких средств — адаптогенов. Несмотря на несомненные успехи в обеих областях, поиск новых препаратов по-прежнему остаётся важнейшей проблемой не только радиобиологии, но и биологической науки в целом. В 70-х годах была выдвинута и экспериментально обоснована гипотеза эндогенного фона радиорезистентности, объясняющая начальные механизмы лучевого поражения и позволяющая проводить направленный поиск противолучевых средств [4, 5]. Большое внимание при этом уделяется природным препаратам, способным повышать не только противолучевую, но и общую устойчивость организма. Среди них особый интерес представляет препарат МИГИ-К, содержащий значительное количество биологически активных соединений. МИГИ-К — это мидийный кислотный гидролизат, который получают из двухстворчатых моллюсков Mytilis galloprovincialis. Мидии — активные биофильтраторы. При 20° одна мидия длиной 5—6 см профильтровывает в час ~ 3 л морской воды. При этом моллюски всасывают и концентрируют в себе микроэлементы, минеральные и органические вещества. Будучи активными биофильтраторами, мидии очень чувствительны к промышленным отходам и могут служить индикатором чистоты морской воды. Вместе с тем мидии высокоустойчивы к естественным колебаниям среды. Это эвригалийные организмы, они выдерживают колебания от 2 до 15% солености. Кроме того, мидии эвритемны. Так, во время отлива, оставаясь на литорали, они сильно прогреваются прямыми солнечными лучами. Зимой на Белом и Баренцевом морях мидии значительно промерзают, но остаются живыми. Срок жизни мидии 13—15 лет (для гигантских видов — до 20 лет). Мидии чрезвычайно широко распространены в Мировом океане — от тропиков до Арктики и Антарктики. Они населяют почти все глубины до 11 км. Однако чаще всего мидии встречаются на мелководье и литорали, где их собирают драгой. Возможно искусственное выращивание мидий на фермах, или банках (плантациях). Одна банка дает несколько тысяч экземпляров или несколько килограммов на 1 м, а за год до 1—2 т. Из 1 кг мидий получают 100 г МИГИ-К. Первое сообщение о радиозащитной эффективности мидий было опубликовано в 1961 г. Тихомирова и Евсеева [17] исследовали защитное действие порошка мяса дальневосточных мидий на крысах и собаках. Оказалось, что скармливание его крысам в течение 14—40 дней (по 50 мг/кг) приводит к 15—20% защите от γ-облучения в дозе 6,5 Гр; у собак ежедневный приём в течение 25 дней (по 4-6 г) не был эффективен по показателю выживаемости при хроническом их облучении в суммарной дозе 5 гр (по 0,2 Гр ежедневно); наблюдалось лишь некоторое улучшение кроветворения. В лаборатории радиационной биофизики МГУ на протяжении 20 лет проводятся исследования препарата МИГИ-К[1]. Он нетоксичен, не проявляет нежелательных побочных эффектов, обладает полезными свойствами, которые не обнаруживаются в цельном мясе мидий (длительность хранения при 20° — 3 года, в холодильнике при 4—6° — неограниченно долго). Установлено, что противолучевая активность препарата зависит от степени кислотного гидролиза: если употребление мяса мидий (без обработки) в лучшем случае оказывает 20% защиту при дозе облучения 6 Гр (контроль — 5,5% выживания), то после гидролиза эффективность препарата значительно увеличивается. Так, при средней степени гидролиза выживаемость возрастает до 35%, а при полном гидролизе — до 55%. ХАРАКТЕРИСТИКА ХИМИЧЕСКОГО СОСТАВА И НЕКОТОРЫЕ ФИЗИКО-ХИМИЧЕСКИЕ СВОЙСТВА МИГИ-К Исходное сырьё для МИГИ-К — мясо мидий содержит набор незаменимых аминокислот [11]. Оно богато также микроэлементами (в том числе и редко встречающимися), содержание которых на порядок выше, чем у рыб, и на 2 порядка превосходит мясо животных. В мидиях большое количество полиненасыщенных жирных кислот, представляющих большую биологическую ценность [14]. Работами института питания АМН СССР установлено, что мясо мидий положительно влияет на липидный обмен, проницаемость капилляров и увеличивает выведение холестерина из организма. Кислотный гидролиз не только сохраняет биологическую ценность исходного сырья, но и придаёт продукту переработки новые важные качества, повышая его способность увеличивать резистентность организма к экстремальным воздействиям. В МИГИ-К присутствуют все незаменимые аминокислоты (кроме триптофана) в значительных количествах. Обращает на себя внимание наличие в препарате таурина, который обладает радиотерапевтическим действием, особенно в соче­тании с ионами металлов [19, 25]. Содержание липидов в МИГИ-К составляет 0,0659 г на 100 г продукта, из них 0,0013 г приходится на долю свободных жирных кислот (20% насыщенных и 60% ненасыщенных); в липидах МИГИ-К обнаружен также витамин F. Значительный интерес представляют содержащиеся в МИГИ-К меланоидины, с которыми связывается антирадикальная активность препарата [7]. В МИГИ-К есть также имеющие большое биологическое значение микроэле­менты, входящие в состав витаминов, коферментов (Со, Сu, Zn, Мn, Fе и др.). Известно, что микроэлементы необходимы для осуществления функций иммун­ной, кроветворной и других ключевых систем организма; они используются в комплексной терапии патологических состояний и заболеваний этих систем. Осо­бенно эффективны микроэлементы в виде комплексов с органическими носите­лями; в случае МИГИ-К роль такого носителя могут играть прежде всего мела­ноидины. Приведённые данные по химическому составу МИГИ-К позволяют выявить основные компоненты, определяющие биологическую активность препарата. ПРОТИВОЛУЧЕВАЯ ЭФФЕКТИВНОСТЬ МИГИ-К В ЭКСПЕРИМЕНТЕ Радиозащитное действие препаратов природного происхождения (аминокислот, витаминов, микроэлементов и т. п.) характеризуется рядом особенностей, к числу которых относится необходимость длительного их применения для проявления радиозащитного эффекта. Наиболее обоснованное заключение об активности радиопротекторов подобного типа может быть сделано на основе комплексной оценки их влияния как на смертность облученных животных, так и на другие, проявляющиеся при меньших дозах радиационные эффекты. Такой подход был использован и при излучении противолучевой эффективности препарата МИГИ-К, данные о химическом составе которого позволяют отнести его к указанному выше типу биологически активных препаратов. Было исследовано влияние длительного применения препарата МИГИ-К на интегральные показатели радиозащитного эффекта: выживаемость животных, облученных в дозе, приводящей к 90—100%-ному смертельному исходу на 30 сут. после обучения (СД90-100/30); фактор изменения дозы (ФИД) и на такие радиационные эффекты, как аплазия костного мозга, селезёнки и слизистой оболочки тонкой кишки; увеличение частоты хромосомных аберраций в де­лящихся клетках костного, мозга, нарушение свертываемости крови. Изучена также возможность применения МИГИ-К для усиления эффективности ряда изве­стных радиозащитных средств, терапии лучевой болезни и для повышения ус­тойчивости организма к действию некоторых токсических веществ. Было установлено, что эффективность противолучевой защиты МИГИ-К зависит от длительности приёма препарата. Максимальный эффект (43—45% выживаемости после облучения в дозе СД98/30) наблюдали при ежедневном скармливании животным препарата до 5г/кг массы тела в течение 30—40 сут. Более длительное применение(до 90 сут), а также повышение дозировки препарата не приводили к дальнейшему увеличению устойчивости животных к действию ионизирующей радиации. 15-суточное скармливание препарата оказывал незначительный эффект, а менее продолжительный приём МИГИ-К был совершенно неэффективен. Важная характеристика защитной эффективности препарата—длительность его действия после окончания приёма. В отличие от классических радиопротекторов (синтезируемых средств противолучевой защиты), эффективность которых исчисляется в лучшем случае несколькими часами, препа­рат МИГИ-К вызывает продолжительное повышение радиорезистентности (до 15 сут без уменьшения активности) и снижается на треть от исходного лишь к концу 3-й нед. после окончания приёма. Однако по сравнению с классическими радиопротекто­рами эффективность МИГИ-К ниже: если у первых ФИД достигает 1,5—1,7 то у МИГИ-К он составляет 1,3. Но проигрывая в эффективности, МИГИ-К имеет преимущество; заключающееся в отсутствии токсичности и других побочных отрицательных влияний на организм, что составляет, как правило, основной недостаток синтезируемых радиопротекторов. Ещё одна особенность радиозащитного действия МИГИ-К — увеличение эф­фективности препарата при снижении дозы облучения, что было выявлено при изучении влияния МИГИ-К на лучевое поражение костного мозга животных. В этих экспериментах контрольных и опытных (получавших МИГИ-К в течение 30 сут.) крыс облучали в дозах 3—10 Гр, после чего определяли общее количество клеток в костном мозге бедренной кости и частоту хромосомных аберраций в них. Изменение общего количества ядросодержащих клеток костного мозга у облучён­ных имело характер, аналогичный описанному в работе [6]. Минимальный уро­вень кариоцитов наблюдался через 72 ч после облучения. У крыс, получивших МИГИ-К, опустошение костного мозга было менее выраженным в течение всего исследованного периода лучевой болезни. Доза, при которой у защищённых животных наблюдалась такая же динамика изменения количества ядросодержащих клеток, как у незащищённых, возрастала с 3 до 4,5 Гр, т. е. ФИД по этому показателю был равен 1,5. При облучении животных в больших дозах препарат был менее эффективен. Способность МИГИ-К снижать тяжесть лучевого поражения костного мозга при облучении животных в дозах 3—5 Гр была выявлена и при изучении влияния препарата на генетические нарушения в кроветворных клетках. Известно, что через 6 ч после облучения увеличение общего количества хромосомных абер­раций (мостов и фрагментов) в делящихся клетках на стадиях поздней анафазы и телофазы находится в линейной зависимости от дозы облучения. У животных, получавших МИГИ-К, после облучения в дозах 3, 5, 7 и 10 Гр количество хромо­сомных аберраций было достоверно ниже (соответственно в 1,3; 1,6; 1,12 и 1,07 раза), чем у незащищенных крыс, облучённых в тех же дозах. Защитное действие МИГИ-К было обнаружено в других пролиферирующих тканях (аплазия селезёнки и слизистой тонкой кишки); у животных, получавших МИГИ-К, степень пострадиационной деструкции этих тканей была менее выраженной после облучения в дозах, близких к СД50/30 С увеличением дозы облу­чения величина защитного эффекта снижалась. Помимо способности МИГИ-К снижать степень поражения кроветворных тка­ней и кишечного тракта установлена также способность препарата оказывать положительное влияние на развитие такого тяжелого проявления лучевой бо­лезни, как геморрагический синдром, в частности на нарушение процессов свёр­тывания крови. Как известно, свёртываемость крови наиболее резко нарушается (возрастает более чем в 2 раза) в период наибольшего развития геморрагического синдрома, т. е. на 7—15 сут острой формы лучевой болезни, и затем медленно нормализуется (на 30—40 сут) [8]. У животных, получавших МИГИ-К, отмечены существенно меньшая степень нарушений свёртываемости крови на 7—15 сут и более ранняя и полная нормализация времени свёртывания крови — на 20 сут после облучения в той же дозе. Совокупность полученных данных свидетельствует о способности препарата МИГИ-К предотвращать гибель облучённых животных, снижать лучевые пора­жения в кроветворной ткани и кишечном тракте, препятствовать развитию гемор­рагического синдрома. Характеристики радиозащитного эффекта МИГИ-К (необ­ходимость длительного применения препарата, большая продолжительность радиопрофилактического действия и снижение активности с увеличением дозы облучения) дают основание отнести препарат к средствам, повышающим не толь­ко радио-, но и общую резистентность организма. Подтверждением этого могут служить данные о способности МИГИ-К повышать устойчивость животных к действию токсических веществ — тиофосфамида и окислённой олеиновой кислоты: наблюдается увеличение выживаемости соответственно до 20 и 30% при почти 100%-ной гибели незащищённых животных. Состояние повышенной радиорезистентности животных, развивающееся под влиянием МИГИ-К, не препятствует проявлению радиозащитного действия изве­стных средств противолучевой защиты. Более того, наблюдается суммация профилактического эффекта гидролизата и активных радиозащитных средств. Так, одновременное применение классического радиопротектора β-меркаптоэтиламина (МЭА) и МИГИ-К приводит к увеличению ФИД до 1,75 (при ФИД = 1,5 для одного МЭА). Выяснение того, какие компоненты сложного по составу препарата МИГИ-К вызывают увеличение радиорезистентности животных, представляет значитель­ную трудность, поскольку исходное сырьё для получения препарата исключительно богато биологически активными соединениями. Как уже упомина­лось, скармливание животным мяса мидий не всегда приводит к достоверному повышению устойчивости животных к радиации. Стабильный радиопрофилактический эффект наблюдался лишь при применении гидролизатов мидий. Очевидно, что при гидролизе мяса мидий образуются или лабилизируются какие-то вещества обладающие радиозащитной активностью либо способностью потенцировать радиозащитное действие содержащихся в мидиях биологически активных веществ. К числу таких веществ в первую очередь следует отнести основные продукты гидролиза — аминокислоты, образующиеся пигменты типа меланоидинов. Известно что: аминокислоты обладают способностью повышать радиорезистентность организма. С меланоидинами связывают антирадикаль­ную активность МИГИ-К. Испытание противолучевой. активности различных фракций МИГИ-К показало, что кислотнорастворимый меланоидин, обладающий антирадикальной активностью, повышает выживаемость облучённых клеток: его ФИД = 1,25, т. е. сопоставим с ФИД, полученным для МИГИ-К на животных. Щёлочерастворимый меланоидин не обнаруживает антирадикальную активность и противолучевого действия не оказывает. Таким образом, прослеживается связь между радиозащитной эффективностью и антирадикальной активностью исследуемых фракций. Как известно, защитный механизм противолучевых средств не ограничивается участием вводимых радиопротекторов в радиационно-химичесхих реакциях, а обусловливается также теми биохимическими изменениями, которые они вызыва­ют в самом организме, в результате чего возникает так называемый биохимический фон резистентности [3]. МИГИ-К не исключение из этого правила. Через 30 дней после начала приёма МИГИ-К, т. е. к моменту достижения организмом наивысшей радиоустойчивости, наблюдается характерный сдвиг в компонентах регуляторного комплекса (см. ниже). Поскольку для МИГИ-К характерны те же особенности радиопрофилактичес­кого эффекта (длительное, проявляющееся при относительно невысоких дозах облучения, умеренное положительное влияние на повреждение кроветворных тканей, систему свёртывания крови и выживаемость животных), что и для аминокислот, микроэлементов, то можно предположить: препарат МИГИ-К — «удачный» комплекс подобных соединений, потенцирующих слабую радиозащитную активность друг друга до среднего по величине радиопрофилактического эффекта всего препарата. На то, что состав препарата МИГИ-К является удачным, указывают результаты опытов, в которых изучалось влияние на резистентность крыс гидролизатов из мяса другого морского беспоз­воночного — криля, богатого биологически активными соединениями. В ходе его гидролиза образуются, в частности, меланоидины, но препарат не оказывал того радиозащитного действия, которым обладал МИГИ-К. Наряду с радиопрофилактической активностью МИГИ-К проявлял выражен­ное терапевтическое действие, что связано, по-видимому, с присутствием в МИГИ-К таурина [19]. Таким образом, МИГИ-К обнаруживает ряд ценных свойств — сочетание радиотерапевтичесхой активности с длительным радиопрофилактическим действием; относительно высокую эффективность при дозах облучения, вызыва­ющих костномозговую форму гибели; способность повышать уровень общей резистентности организма при полной нетоксичности. Следует указать на цен­ность МИГИ-К как пищевого продукта, содержащего многие из жизненно необ­ходимых веществ в формах, легко усваиваемых человеком. Поскольку МИГИ-К обладает защитным действием от ионизирующей радиации (γ-лучей и, рентгеновского излучения), активирующей процессы перекисного окисления липидов, можно было предположить, что МИГИ-К ока­жется действенным и в случае влияния на организм другого вида излучения (УФ), важной компонентой биологического действия которого является нарушение окислительных процессов в липидах биомембран [12]. За последнее десятилетие над обширными регионами земной поверхности отмечается деградация стратосферного озонного слоя [26, 27, 32], что ведет к повышению их УФ-облучённости. Практически весь прирост интенсивности УФ-излучения у поверхности Земли при истощении стратосферного озонного слоя будет происходить за счет УФ-излучения зоны В (280—320 нм) [24], которое индуцирует в организме животных и человека помимо известных благотворных эффектов (например, стимуляцию синтеза витамина Д3) разнообразные пато­логические реакции (канцерогенез, нарушение иммунной системы и др.), чьи механизмы во многих случаях пока не ясны. Авторы работ [20, 23, 31] полагают, что реализация повреждающего действия осуществля­ется с участием активных форм кислорода и процессов перекисного окисления липидов. В связи с этим поиск модификаторов действия является важной и актуальной проблемой. Опыты показали, что возникающее под влиянием УФ-облучения усиление процессов липопероксидации в коже и печени животных предотвращается при профилактическом приёме МИГИ – К. При этом наблюдается нормализация ферментативной активности супероксиддисмутазы, глютатионпероксидазы и глютатионредуктазы, участвующих, как известно, в детоксикации. активных форм кислород [ 12 22. 36]. ИССЛЕДОВАНИЕ МУТАГЕННЫХ СВОЙСТВ ПРЕПАРАТА МИГИ-К При исследовании новых препаратов неизбежно возникает вопрос о возмож­ных неблагоприятных генетических последствиях их использования. Сотрудники Пермского государственного университета провели по нашей просьбе проверку МИГИ-К на мутагенные свойства, [8] по трём тестам: доминантным летальным мутациям в зародышевых клетках мышей; хромосомным аберрациям в культуре лимфоцитов периферической крови человека; рецессивным летальным мутациям на дрозофиле. Доминантные летальные мутации — генетические изменения, индуцированные в родительских зародышевых клетках и приводящие к гибели первое поколение потомков на эмбриональных стадиях развития. Поэтому для оценки мутагенных свойств по данному тесту можно использовать процент постимплантационной смертности. При исследовании мутагенных свойств МИГИ-К использовались мыши-гибриды первого поколения F1 (СВА X С57В1)6. Оказалось, что ни в одном из вариантов опыта этот показатель достоверно не превышал значения контроля, т. е. по тесту доминантных летальных мутаций в зародышевых клетках животных препарат МИГИ-К полностью лишен мутагенных свойств. Другой тест на мутагенность — хромосомные аберрации в культуре лимфоцитов периферической крови человека. Культура лимфоцитов используется как надёжная модель исследования индуцированного мутагенеза. При этом регистрируются видимые нарушения хромосом в клетке на стадии метафазы. Обнаружено, что использование МИГИ-К достоверно не увеличивает выход хромосомных аберраций в культуре лимфоцитов. Следовательно, и по этому тесту МИГИ-К мутагенными свойствами не обладает. Метод рецессивных леталей позволяет оценивать способность испытуемого вещества вызывать генные мутации (в качестве объекта используются зародышевые клетки дрозофилы). В предварительных экспериментах было установлено отсутствие токсичности МИГИ-К для дрозофил при пероральном способе вве­дения (препарат готовили в разных концентрациях на 50%-ном сахарном сиропе и затем помещали дрозофил на 2 сут в бюксы с этой смесью). Учёт рецессивных сцепленных с полом летальных мутаций на дрозофиле показал полное отсутствие мутагенности МИГИ-К. Таким образом, ни один из принятых в современной фармакологии и исполь­зованных в работе тестов на мутагенную активность не выявил у МИГИ-К способность влиять на генетический аппарат клеток и вызывать в них хромосом­ные перестройки; с этой точки зрения МИГИ-К не имеет противопоказаний к профилактическому и терапевтическому использованию в качестве препарата, повышающего резистентность организма. ВЛИЯНИЕ МИГИ-К НА ВЫВЕДЕНИЕ ИЗ ОРГАНИЗМА РАДИОНУКЛИДОВ Развитие атомной энергетики, космических исследований, радиационной медицины и т. п. приводит к расширению круга людей, оказывающихся в условиях действия повышенных уровней радиоактивности. При возникновении нештатных ситуаций и выбросе радиоактивных изотопов в окружающую среду увеличивается возможность их попадания в организм человека и животных. Особую опасность представляют радионуклиды, образующиеся при делении урана, в первую очередь долго живущие изотопы 89Sr, 90Sr, 137Cs. Их высокая токсичность определяется физическими и химическими свойствами, а также значительными трудностями, связанными с выведением из организма. Существуют различные подходы для решения этой проблемы [2, 18, 30, 34, 35]. Не останавливаясь на них подробно отметим лишь основные принципы. К ним относится использование средств, препятствующих всасыванию радионуклидов, а также методы по ускорению вы­ведения изотопов из организма. Наиболее перспективны комплексоны, которые в организме образуют с радионуклидами растворимые комплексные соединения (например, соединения на основе полиамино-поликарбоновых кислот). Однако эти комплексоны довольно токсичны, эффективны только при внутривенном вве­дении, не способны в достаточной степени извлекать радиоизотопы, фиксирован­ные в тканях организма [13]. Поэтому поиск новых средств, способных ускорять выведение радионуклидов из организма — задача весьма актуальная. Мы пола­гали, что МИГИ-К окажется эффективным средством подобного рода за счёт высокого содержания микроэлементов, действующих по принципу изотопного разведения и ионного обмена; а также благодаря органическим веществам, в том числе меланоидинам, которые могли бы действовать как комплексообразователи. Исследования влияния диеты на выведение радионуклидов известны из литера­туры. Установлено, например, что диета с повышенным содержанием белка снижает накопление 90Sr у подопытных животных [1]. Имеются сведения об ускорении выве­дения 137Cs с помощью высокобелковой диеты [30, 33], хотя есть данные, противоре­чащие приведённым выше [9, 28], и обнаружено положительное действие других компонентов диеты (жиров, минеральных веществ, витаминов и др.). В своей работе с МИГИ-К мы использовали радионуклиды элементов — ана­логов 90Sr и 137Cs; 4,5Са и 86Rb. Мышам вводили однократно внутрибрюшинно хлористые соли в количестве соответственно 0,068 и 0,089 кБк (на 20 г). Данные опытов свидетельствуют о благоприятном влиянии МИГИ-К на выведение радионуклидов из организма животных; в исследованных органах наблюдается снижение содержания 86Rb в среднем на 25% во все сроки наблюдения и уровня 45Са в костной ткани более чем в 2 раза. Эти результаты указывают на принципиальную возможность использовать МИГИ-К как средство, способствую­щее выведению инкорпорированных радионуклидов. О КАНЦЕРОСТАТИЧЕСКОМ ДЕЙСТВИИ МИГИ-К Обнаружено, что терапевтическое использование препарата МИГИ-К вызыва­ет уменьшение роста опухоли. При саркоме-45 различия в размерах опухоли у контрольных и опытных животных становятся достоверными, начиная с 12—15 дня после перевивки, и составляют 25—45%. При карциносаркоме Уокера объём опухолей у животных, получавших МИГИ-К, увеличивается медленнее, чем у контрольных. Различия становятся достоверными с 5—7-го дня развития опухоли и составляют 30—60% к 15-му дню. Кроме того была использована система oценки противоопухолевой эффективности препарата, предложенная Национальным онкологическим центром США (по среднему диаметру опухоли). На основании этих данных был вычислен индекс эффективности торможения роста опухоли и процент торможения. Торможение ~ 75% считается сильным, в интервале от 50% до 75% — умеренным, а в пределах 20—50% — слабым; при меньших величинах эффект считается недостоверным. По этим показателям действие МИГИ-К лучше всего выражено на карпиносаркоме Уокера; 68%-ный эффект торможения делает перспективным дальнейшее исследование препарата для решения вопроса о его клиническом применении. Сходные данные получены при изучении действия МИГИ-К на асцитный рак Эрлиха (солидная форма) — у мышей. Достоверные различия ее размеров обна­ружены к 20-му дню после перевивки опухоли: среднее значение в опыте (при использовании МИГИ-К) 10240±850 мм3, в контроле —14350± 960 мм3. Замет­ные отличия наблюдаются и по выживаемости мышей: через 1,5 мес после перевивки в контроле выжило 30%, в опыте — 60%. Помимо терапевтического исследовалось профилактическое действие препарата. Животным давали препарат в течение 20—30 дней до перевивки опухоли. Оказалось, что у мышей с асцитной карциномой Эрлиха, получавших МИГИ-К, опухоль развивается медленнее, чем в контрольной группе. Наблюдается и отличие по выживаемости мышей-опухоленосителей: за 1,5 мес погибли все контрольные мыши, - в опытных группах (с МИГИ-К) выживаемость составляла от 10 до 40%. Препарат МИГИ-К повышает эффективность лучевой терапии у опухоленосителей. У облучённых животных отмечалась временная ремиссия, при использовании МИГИ-К сроки ремиссии удлинялись, увеличивалась продолжительность жизни и у 20% наблюдался абсолютный эффект излечения в сроки, когда погибали все животные из необлучённой и облучённой, но не получавшей МИГИ-К групп (7 нед после перевивки); у 20% мышей — облучённых и принимавших МИГИ-К, опухоли отсутствовали, а количество выживших животных к 55-му дню составляло 40%. Для оценки иммунореактивности организма в условиях действия МИГИ-К была использована реакция бласттрансформации Т-лимфоцитов, индуцированная фитогемагтлютинином (РБТЛ). У животных-опухоленосителей, получавших МИГИ-К, она значительно выше, чем в контроле на всех сроках развития оп­ухоли; а индекс стимуляции до 6—7-го дня выше уровня, характерного для интактных животных, и на всех сроках он больше, чем в контроле, у животных-опухоленосителей, не получавших МИГИ-К. Эти данные указывают на стимуляцию антигенспецифических Т-лимфопитов, играющих существенную роль в формировании противоопухолевой резистентности. Приведённые данные свидетельствуют о перспективности дальнейшего изу­чения канцеростатического действия МИГИ-К для различных видов опухолей. ВЛИЯНИЕ МИГИ-К НА ОБЩУЮ РЕЗИСТЕНТНОСТЬ ОРГАНИЗМА Под влиянием различных неблагоприятных факторов окружающей среды живая система, которая находится в нормальном стационарном состоянии, под­держиваемом за счёт регуляции на разных уровнях (организменном, клеточном, молекулярном), может переходить либо в патологический режим, либо в так называемое третье состояние, т. е. в состояние напряжения. Возвращение системы к норме при острых воздействиях происходит с помощью лекарственных средств, а для слабых воздействий с помощью модуляторов-адаптогенов, действующих на системы, находящиеся в состоянии напряжения. Так, для острой радиационной патологии — это радиопротекторы и радиотерапевтические средства. При хроническом облучении они, как правило, не могут быть использованы. Для снижения отдаленных последствий лучевого поражения большой интерес пред­ставляют радиомодуляторы (иммуномодуляторы), адаптогены. Состояние напряжения, вызванное другими экстремальными воздействиями, также, по-видимому, может быть нормализовано адапгогенами. Нами выдвигается принцип оптимизации диапазона стационарного состояния, т. е. принцип «четвертого состояния» биологических объектов и систем, достига­емого с помощью иммуномодуляторов, адаптогенов. Он вытекает из гипотезы эндогенного фона радиорезистентности [4], согласно которой состояние резистентности организма определяется соотношением компонентов регуляторного комп­лекса, состоящего из эндогенных защитных ресурсов организма (биогенных аминов, тиолов и других антиокислителей) и соединений, сенсибилизирующих (усиливающих) действие экстремальных факторов (к эндогенным сенсибилизато­рам в первую очередь относятся продукты липопероксидации). Воздействие аген­тов повышающих уровень эндогенных защитных ресурсов организма и снижа­ющих уровень липопероксидации, должно неизбежно переводить организм в состояние повышенной резистентности [5]. По этой концепции под влиянием радиомодуляторов не только состояние напряжения должно нормализоваться, но и нормальное, стационарное состояние может изменяться в сторону повышения устойчивости, переходя в условно называемое нами «четвертое состояние», кото­рое является подготовкой биологического объекта или системы к последующему воздействию экстремальных факторов. По ряду показателей, описанных выше, МИГИ-К вполне может рассматриваться как один из таких модуляторов-адаптогенов. Показано, что после 30-дневного приёма МИГИ-К у животных достоверно увеличивается пул эндогенных защитных веществ (серотонина, дофамина, тиолов и других антиокислителей) и снижается уровень продуктов перехленого окисления липидов [3]. Было изучено также действие МИГИ-К на защитные системы организма в условиях вторичного иммунодефицита, вызванного, в частности, инфекционными заболеваниями либо стрессорными воздействиями [10, 15]. Наряду с иммунной изучалась система интерферона, обладающая выраженными иммунорегулирующими и противовирусными свойствами. В качестве одного из звеньев рефляции иммунных реакций исследовалась функция коры надпочечников по содержанию кортизола в сыворотке крови. Обследовались 2 группы людей, одна состояла из лиц с пониженной иммунологической активностью из-за хронических инфекционно-воспалительных заболеваний, а другая — из спортсменов-конько­бежцев в период больших по объему и интенсивности физических нагрузок, вызывающих значительное напряжение регулирующих систем организма, в час­тности иммунной. Для первой группы характерны пониженные способности к образованию α- интерферона и уровень кортизола в сыворотке крови. Под влиянием 3-недельного приёма МИГИ-К, как правило, наблюдалась значительная активация продукции α- и γ-интерферона. Обращают на себя внимание возрастание уровня кортизола в сыворотке крови и повышение содержания инсулина, свидетельствующие о несомненном влиянии МИГИ-К на регуляторные системы организма. Отмечено также снижение уровня липидных гидроперекисей (эндогенных сенсибилизато­ров) до 1,15 нмоль малонового альдегида на 1 мл сыворотки при среднестатистическом контроле, равном 2,46 нмоль/мл (Р<| 0,001 ).Уменьшение количества гидро­перекисей — промоторов окислительных процессов в липидной компоненте биомембран, как уже отмечалось, приводит к их стабилизации и снижает в них степень индуцирования процессов окисления в условиях, которые провоцируют эти процессы (при воздействии различных неблагоприятных факторов, в стрессо­вых ситуациях). Снижение уровня липидных сенсибилизаторов после 3-недельно­го приёма МИГИ-К позволяет говорить о его благоприятном влиянии на важ­нейший компонент фона резистентности и в итоге на формирование обшей резистентности организма. В группе спортсменов исследование параметров иммунного эндокринного ста­туса и эндогенных сенсибилизаторов окислительных процессов проводилось в условиях значительных физических нагрузок, вызывающих состояние напря­жения. После окончания первого тренировочного цикла и последующего восста­новительного сбора, несмотря на снижение нагрузок, полного восстановления иммунной и интерфероновой систем не произошло: в наибольшей степени была, угнетена способность лимфоцитов продуцировать α- и γ-интерферон; в то же время уровень кортизола в сыворотке крови был выше нормы. Повторное обследование проведённое после окончания приема МИГИ-К на фоне больших тренировочных нагрузок, показало достоверное увеличение способности лимфоцитов продуцировать α-интерферон. Нельзя не отметить что общепризнанный индуктор интерферона дипиридамол в этих условиях таким эффектом не обладал. Обращает на себя внимание тот факт, что обнаруженная при исходном обследовании практически полная блокада выработки γ-интерферона сохранялась при применении как одного дипиридамола, так и дипиридамола с МИГИ-К. По-видимому, этим объясняется недостаточное действие препаратов на пролиферативную способность лимфоцитов по тесту РБТЛ, что в конечном счёте связано с глубоким состоянием напряжения у этой группы спортсменов. Наблюдалось также снижение уровня кортизола в сыворотке крови. Можно пред­положить что иммуно- и интерферонстимулируюшее действие используемых препаратов опосредовалось их влиянием на функцию коры надпочечников. Как и в первой группе, МИГИ-К существенно влиял на уровень в крови липидных гидроперекисей, снижая его на 20%. Причем даже в условиях, близких к предельной физической нагрузке, после окончания приема МИГИ-К уровень липидных гидроперекисей был все еще ниже, чем в контрольной подгруппе (без употребления МИГИ-К). Это хорошо согласуется с данными о длительном повышении устойчивости организма к стрессу под влиянием МИГИ-К. При сравнении реакции защитных систем организма на применение МИГИ-К у людей с пониженным иммунитетом и у спортсменов в состоянии напряжения обращает на себя внимание разнонаправленность изменении гормональной активности: если у спортсменов в условиях стрессиндуцированного вторичного иммунодефицита иммуно- и интерферонстимуляция под влиянием препаратов сопровождалась снижением избыточно высокого уровня кортизола в сыворотке крови, то у лиц с нарушением иммунных реакций вследствие хронических инфекционных или частых простудных заболеваний наблюдалась обратная картина — низкий уровень кортизола и повышение его в ответ на действие МИГИ-К в сочетании с активацией защитных систем. Создается впечатление, что под влиянием МИГИ-К происходит модуляция гормональной активности с тенденцией к установлению нормального уровня. Весьма вероятно, что именно этот процесс лежит в основе корригирующего действия МИГИ-К на защитные системы организма. Предположение о нормализующей способности МИГИ-К находится в соот­ветствии с результатами обследования 162 человек, работающих на Чернобыльской АЭС в одном цехе (т. е. в равных условиях) после аварии: из них 117 человек принимали МИГИ-К, 45 — нет. Для оценки действия препарата использовали количество зарегистрированных случаев заболевания верхних дыхательных путей (так наз<
Просмотров: 1776 | Добавил: koiot | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
avatar